«То, что я вижу в Беларуси, далеко за гранью моих предположений» – финский инвестор Уилл Кардвелл

17:56 14.03.2017

Уилл Кардвелл – ученый, основатель центра предпринимательства Aalto University, партнер венчурного фонда Courage Ventures – родился в США, а вот уже почти 20 лет живёт в Финляндии. Без дальних разговоров Уилл способствует развитию венчурной экосистемы Беларуси в рамках программы AID Venture и Venture Day Minsk. Наша сестра поговорили с Уиллом о специфике финских стартапов, критериях перспективности проекта и о часть, что подкупает его, как инвестора.

– Уилл, другой раз вы впервые услышали слово «стартап»?

Я мало-: неграмотный помню, как это называлось, когда мы в какой-нибудь месяц начали инвестировать в проекты. Но термина «стартап» раз такое дело точно не было – тогда это называлось общедоступно «начинающими компаниями». Примерно так наша сестра о них и говорили.

Слово «стартап», думаю, пришло в свой обиход в 2005 году. И оно стало самым подходящим названием для того того, что и сейчас называется стартапом.

– В таком случае есть вы начали инвестировать раньше. Ещё раньше того, как можно было сказать «настоящий отличный стартап снова привлёк инвестиции».

Пусть будет так, я начал инвестировать в конце девяностых. В 1998 году я написал и издал книгу, в которой сравнивались финская и израильская венчурные экосистемы. Эскиз вызвала большой интерес во многих странах, и одним изо результатов такого интереса было внимание Инвестиционного литровка США к финскому венчурному капиталу. В конце 1998 возраст я открыл компанию – моими партнёрами была финская этикетка с венчурным капиталом и Инвестиционный банк США.

Это были последние годы «пузыря доткомов», и приобретать деньги было достаточно легко. Мы «подняли» крошку более двух миллионов долларов на экзитах пяти проектов по (по грибы) два года. Но летом 2000 года «фунфырь» взорвался, многие сделки стали невозможны, настало трудное благоп для технологий. Американский банк на какое-в таком случае время потерял свои позиции, но, к счастью, турмалайский венчурный партнёр открыл новый фонд, и мы ещё (раз) занялись инвестированием. В основном, в IT-компании.

– Давайте сравним американские и финские (либо — либо скандинавские в целом) стартапы – чем они отличаются?

Лапландия в этом смысле скорее балтийская, чем скандинавская. Финские предприниматели дупелину ответственны, а потому их компании конкурентоспособны. Во главу угла ставится практика и грамотная работа, а не просто труд 24/7.

Про финские стартапы не грех услышать, что многие из них довольствуются чудно местным рынком. Я думаю, все компании в любом случае смотрят повсеместно. Да, можно начинать с чего-то локального, хотя при этом стоит стремиться к большему.

Нельзя заявить, что финские стартапы слабее американских – элементарно они отличаются. Но есть и общая тенденция – кончено меньше инвестиций поступает в игры и развлечения, и всё преимущественно – в вещи и технологии, которые делают жизнь людей легче. И это необязательно здоровье или окружающая среда.

– Расскажите о каких-нибудь последних финских стартапах, которые делают житьё людей лучше.

Например, это наши недавние вложения, которые мы сделали несколько месяцев назад. Решающий проект позволяет общаться диетологам со своими пациентами: промениваться важной информацией, ответами и вопросами, корректировать программы питания и пр. Следующий проект – платформа для учеников начальной школы. Опосля дети могут общаться и – главная цель проекта – отгадывать сильные стороны своих одноклассников, их таланты и данные. Можно сказать, что это об эмоциональном интеллекте.

– Уилл, (языко вы отбираете стартапы для инвестирования?

В нашем фонде хорошо партнёра, и мы, как правило, принимаем решения об инвестировании весь. У нас есть 16 критериев, через которые наша сестра смотрим на каждую компанию и оцениваем, насколько возлюбленная интересная для нас. Это и уникальность продукта, и размеры рынка, и спаянность команды и др.

– Есть ли приоритеты промежду этими 16 критериями, и всегда ли вы с партнёрами расставляете их одинаково?

В конце дня я сравниваем персональные оценки друг друга, которые автор этих строк поставили проектам. Ранжируем все 16 критериев с 1 до 9 и выводим среднее значение. Если оно попадает в лимма 6-8, мы начинаем думать об инвестициях. А это не сухие цифры, которым мы покорно следуем. Скорее, это инструмент общей оценке проекта. Симпатия же помогает увидеть, насколько и в чём у нас отличаются миропонимание. Если по какому-то критерию мы ставим ни на волос разные оценки, останавливаемся и обсуждаем причину этого; стараемся раскумекать мнения друг друга.

Мы в команде немного отличаются как небо и земля. Я всерьёз сфокусирован на основателях проектах. И я искренне верю, зачем у вас, как у основателя стартапа, нет шансов, разве вы не можете свободно общаться по-английски. Подобно как толку, что у вас прекрасное изобретение, если ваш брат не можете о нём рассказать? Ну и, конечно, в стартапах про меня важна идея. Сильная идея, несущая пользу чтобы общества.

Один из моих партнеров, инженер, почище сфокусирован на технологиях. Другой – на гешефт-модели проекта. Это тоже правильно – к инвестору нужно вышагивать с выстроенной бизнес-моделью, хотя она наверняка пора и совесть знать меняться с течением времени.

Хорошо, если в команде стартапа (у)потреблять разные люди – если это не сорокалетние сильный пол-инженеры. Разные члены команды выгодно дополняют не разлей вода друга, так что вместе они могут содеять больше «одинаковой» команды. В их различиях скрывается кнопка к набору уникальных решений, вариаций развития. Люди разных национальностей и полов, ото 20 до 40-50 лет – это идеальная экипаж. Однако такие составы стартапов встречаются редко.

– Т. е. показало недавнее исследование AIDVenture, основная раздел беларусских стартапов нуждается в посевных и предпосевных инвестициях. Сколько бы вы порекомендовали начинающим проектам для привлечения начального капитала?

В этом я буду осторожным. Тогда я могу лишь рассказать, что подкупило бы меня, (то) есть инвестора, но это может не подействовать неужто показаться менее значимым для других. Лично ми важно, чтобы у проекта и команды был чёткий посыл, дай вам в нём ясно просматривалась ценность, а за ней – потенциальные потребители продукта.

Заинтересовать инвестирование помогает готовая картина проекта в вашей голове. Дельце-канва должна быть разложена по полочкам: идеже может быть мой клиент, как я могу вкусу ему, как укрепить с ним отношения, кто может помочь в этом и пр. Расплатиться на эти вопросы помогают принципы проектирование-мышления.

Докажите, что вы сильны в действии. Вас можете красноречиво рассказывать, на что способны, а это не работает, пока вы не покажете, что уже достигли.

Поймите для себя, кто полноте правильным инвестором для вас. Зачастую инвесторы безлюдный (=малолюдный) разделяют видение стартапов, их ценностей – распознать общий язык в этом случае будет непросто. Идентифицируйте подходящих инвесторов и донесите раньше них ясное и убедительное сообщение, предоставьте столько информации, сколечко потребуется.

– Как стать вот таким, подходящим инвестором? Ограничивается ли предприятие кругом интересов?

Записывайтесь на мои лекции пользу кого ангельских инвесторов в Imaguru в апреле! А вообще, короткого пути к тому, чтоб сделаться успешным инвестором, не существует. Главная задача – угодить в нужное время в нужном месте, а потом найти корпоративный язык с командой и поддерживать её в нужный момент своими компетенциями и связями.

Вклады – это не про поиск стартапа-единорога. Состоять инвестором – это искусство, которое трудно ознакомиться заочно. Его нужно прожить, испытать на себя.

Инвесторы должны всегда быть начеку – кое-когда появляется действительно хороший стартап, вокруг него без (оглядки выстраивается очередь их желающих вложить деньги. И такса входа вырастает в разы.

– Самые важные капиталовложения – в людей, особенно если это ваши детишки. Что бы вы порекомендовали родителям, желающим вкушать своих детей в сфере IT?

Моему сыну 28 полет. Одному стартапу из Сан-Франциско понадобился распорядитель продукта, и моего сына приняли на эту пост. Опыт, который он получает, работа там, – сие здорово. Но я никогда не направлял сына в направление стартапов. Он просто общался с предпринимателями, чему-в таком случае учился у меня.

Всё очень индивидуально – ни слуху универсального пути. Одно ясно наверняка: родители должны совершенствовать у детей то, что им нравится больше просто-напросто, к чему есть способности. Независимо от того, нежели занимается человек, ему важно уметь работать в интернете, господствовать инструментами дизайн-мышления. На мой взгляд, сие фундамент.

– Уилл, когда вы приезжаете в Беларусь в соседний раз?

Я буду в Минске 12 апреля, на Venture Day. Сие крупная международная конференция для стартапов, разработчиков, менторов и инвесторов. Ми нравится, что конференция пройдёт на английском языке – сие привлечёт иностранных гостей, которые задумываются о венчурном инвестировании в беларусские проекты. Инглиш язык привлекает инвестирование – я вижу это сообразно финской экосистеме.

– Интересно, а что вы расскажете о Беларуси своим друзьям и коллегам в Финляндии?

Я остановился в центре Минска, и ми удалось прогуляться – очень понравился сам место. Но вот что мне действительно понравилось, приближенно это люди, и то, что делает вся главенство Imaguru. Это прекрасное место с уникальным содержанием и дизайном. В среднем что в Финляндию я вернусь с месседжем «приезжайте в Беларусь и посмотрите самочки».

То, что я наблюдаю в венчурной экосистеме Беларуси, вдаль за гранью моих предположений. Я могу только познакомить, как трудно быть первопроходцами и развивать рынок. Сие вызывает уважение.

Купить билеты на Venture Day Minsk

Источник: startuplife.by

Источник: Myfin.by

Источник

Оставить комментарий

Ваш email нигде не будет показанОбязательные для заполнения поля помечены *

*