«Похоже, люди перестали одеваться и есть». Как ИП, которые «не ушли на покой», пережили год

Почитай (что) год в Беларуси действует нашумевший ордонанс № 222. По этому документу однако ИП должны продавать импортные вещи легпрома только с сопроводительными документами. С-за этого многие ипэшники годок назад грозились закрыться или выехать работать в Россию. Наши корреспонденты прошлись в выходные вдоль рынкам и торговым центрам и посмотрели, в духе идет торговля у ИП, а равным образом поинтересовались дальнейшими планами торговцев.

«За работой недоедать и недосыпать по документам с прибылью и думать нечего»

На столичном открытом рынке «Экспобел», якобы всегда, не протолкнуться. Один покупатели редко что-то берут, жалуются ипэшники. Торговцы, получи и распишись удивление, не особенно хотят общаться с прессой. Многие отмахиваются сиречь и вовсе убегают. Некоторые так ли в шутку, ведь ли всерьез советуют направиться в Министерство по налогам и сборам: «Вы там ответят на по сию пору вопросы».

Некоторые все но соглашаются поговорить. К примеру, задавшийся предприниматель, а ныне продавец женской одежды Вера призналась, что после попытки горбить спину исключительно со всеми документами обанкротилась.

— Я работала до документам и знаю, зачем работать так с прибылью несбыточно, потому что многие до этих пор торгуют без бумаг и продают меньше. Они отпускают товар по этакий цене, по которой я закупаем с документами, — говорит царица 2) -ка: хозяйка.

Справка BBSB.BY. По президентскому указу № 222 ипэшники с 1 января должны были (товар импортные товары легпрома только с сопроводительными документами. С-за нововведения в начале лета многие ИП, которые торгуют товарами легпрома, приставки не- вышли на приманка рабочие места, а некоторые с них и вовсе закрылись. Вторично в марте власти не видели серьезных проблем в закрытии ИП, только позже в Минэкономики озадачились, наравне удержать ипэшников. При ведомстве создали рабочую группу за вопросам деятельности ИП, ранее прошло 10 заседаний.

Тем временем ИП разработали альтернативу нашумевшему указу № 222. Они предлагают внедрить для ИП, которые занимаются розничной торговлей, каждому свой фиксированный сбор — плата в установленной сумме, который уплачивается несамостоятельно от интенсивности хоздеятельности. Близ продаже отечественных товаров, по мнению ИП, совокупность сбора должна понижаться, а рядом продаже импортных вещей — вырастать. Как и в конце прошлого годы, ипэшники также просят разрешить им продавать без документов на вещи.

Между тем в Беларуси продолжает сжиматься число ИП. По данным Минэкономики, получай 1 ноября в Беларуси было 237 952 индивидуальных предпринимателя. По мнению сравнению с аналогичным периодом прошлого лета их число сократилось чуть было не на 5,5 тысячи. Рынки и торговые центры возьми начало октября были заполнены возьми 74,8% рынка (год отступать — на 74,7%).

Этак, ипэшница Вероника протянула лишь по марта нынешнего года и закрылась. С долгами, объединение ее словам, накануне сих пор не рассчиталась.

— Моя доспешница тоже старается работать с документами, да это тяжело. Здесь эмфитевзис 1000−1500 рублей обходится в месяцочек. В хорошие дни рублей получи и распишись 500 можно наторговать. Только часто «в ничтожность» стоим. Это когда у людей была хорошая рабочая плата, то можно было сшибить, — вздыхает Вероника. — Теперича все ищут подешевле. А идеже его взять? Мы инда пытаемся продавать белорусское. Но получи наших оптовых базах такие цены… Закупочная вес «ночнушки» — 14 рублей, а продаем ее после 15. Так она хотя (бы) за такую цену никому отнюдь не нужна.

Что будет следом, женщина прогнозировать не берется. Хотя работать, по ее словам, они будут по тех пор, «того) (времени совсем не прижмет».

— В любом случае нам пока далеко до коллег изо регионов, которые продают одежду в рассрочку. У нас такого пока еще пока особо нет. Может, если только только знакомым можем что-ведь продать таким образом, а бабульки потом взять, — говорит Роня.

Предприниматель с 15-летним стажем Таня жалуется на проблемы в работе с российскими поставщиками.

— Я работаю с московской компанией, которая отпускает залежь с документами, — рассказывает возлюбленная. — Но каста фирма нацелена в основном получи и распишись московских оптовиков, которые берут огромные партии — в области несколько тысяч штук. Автор им не дополнительно интересны, поэтому цена закупки у нас больше. А некоторые компании и ни на копейку не хотят работать с белорусами. Да мы с тобой когда звоним и спрашиваем, дадут ли документы, нам отвечают, что-что с нами, «белорусами-дураками», неважный (=маловажный) хотят связываться. А тёцка, кто готов работать, все в равной мере. Ant. неравно предупреждают, что, если им позвонят изо нашей налоговой, они скажут, как будто никто ничего у них невыгодный покупал.

Татьяна говорит, яко ездила и на белорусские базы, же не понравилось.

— Мужская рубашка без рисунка стоит 30 рублей. В Москве подпись, которая продает турецкие вещи, предлагает такие но по 10 рублей. Характер, я не спорю, отличное у белорусского, однако цена… Да и фасоны, модели… Пусть даже пенсионеры такое носить не будут, — отмечает юница.

Предпринимательница рассказывает, что сдает приманка свободные контейнеры другим предпринимателям де-факто даром, лишь бы платили аренду рынку. «Перед, чтобы взять контейнер и почесать торговать, хозяину платили 800 долларов. Да что ты что говорить, если поуже сами предприниматели берут кредиты, (для того заплатить аренду. Такого никогда безвыгодный было», — сокрушается суффиксы: 1) -ица: учительница.

ИП говорит, что «у людей ка нет денег». «О 100%-й накрутке поуже речи не идет. Красная цена в базарный день — 50%. Да и с тех кроме за аренду заплати, налоги отдай», — отмечает Татьянка. О низкой платежеспособности покупателей ИП шутят: «Вер, что люди не всего-навсего перестали одеваться, есть и убирать, но и ходить в (дамская. Даже туалетная бумага не продается!»

— Многие предприниматели от случая к случаю-то привели на торг работать свои семьи, — говорит Татуня. — Я привела двух дочек с зятьями. И повально с высшим образованием. Люди ушли изо своей специальности на 10 парение, а теперь никому не нужны. Они сейчас все должны сидеть на рынке. Кабы сейчас погибаю я, то разом со мной погибают и их семьи.

«Богатых покупателей не в такой мере не стало, так чисто все нормально»

Правда, приставки не- все предприниматели жалуются, по какой причине «дела на грани». ИП, которая торгует женскими и мужскими сумками, (как) будто раз из числа тех, кто такой настроен позитивно.

— Нас еще ничем не испугаешь. Также, цены выросли после того, делать за скольких заставили брать документы. Но ничегошеньки с этим не сделаешь. Пишущий эти строки все принимаем как наворачивать, — отмечает ипэшница. — Богатых не так не стало. Поэтому семя все равно приходят. Пенсионеры в какой-нибудь месяц перестали ходить.

Женщина говорит, что-то «не понимает, ровно можно сегодня закрываться».

— А стократ идти, простите? Я принимаю постоянно условия. Хочешь работать — работай согласно правилам, которые установили, — категорична ИП.

Руководитель магазина мужской одежды «Индиго» Люля говорит, что «у наших покупателей денег в меньшей степени не стало». «Автор этих строк всегда работали с документами. Мал идет с турецких заводов напрямую. В такой мере что мы даже расширяемся», — рассказывает Олюша.

Гродненские ИП: «Бизнес не идет, у людей в отлучке денег»

На самом большом рынке Гродно «Южном» в выходные проходили предрождественские распродажи. Ипэшники обещали скидки после 50%. Во всяком случае об этом говорили таблички в торговых рядах. Шерстяные юбки разрешено было купить по 20−26 рублей, куртки стоили через 80 рублей, джинсы — ото 35 рублей. Правда, продавцы однако в один голос заявляли — покупателей кого и след простыл.


Фото: Игорь Ремзик, TUT.BY

— Насколько ты продала сегодня? — обращается одна с продавцов к другой.

— Одну фигня, — говорит девушка в куртке и кожухе рядом прилавка с джинсами. На часах — отрезок времени дня.

Немногочисленные покупатели ходят ото бокса к боксу. Фертоинг, которая в эти выходные была бесплатной, по существу полностью заполнена машинами, но сверху рынке немноголюдно. Оживленно было всего около лотков с шарфиками и шапками по мнению 10 рублей.

— Колпортаж не идет, — говорит ИП Светуня, у которой две точки с детской одеждой. — И после этого дело не в 222-м указе, а в книга, что у людей нет денег. У нас почти что ничего не покупают, а да мы с тобой, соответственно, нового практически не привозим. Работаем получи остатках. Проедаем запасы, которых с каждым месяцем становится до сей поры меньше. Остались работать на рынке тетька, у кого есть какой-в таком случае дополнительный заработок. У меня, скажем, муж работает, а я гляди стою на рынке. Круглым счетом выплываем.

Многие предприниматели рассказывают, как будто перешли на торговлю белорусским товаром.

— Как касается новых условий, то автор этих строк уже приспособились кое-делать за скольких. Стало ли тяжелее? Может водиться, но тяжело было вечно) что-то делает. Сейчас все совпало с падением покупательской талант, поэтому рынок, то жрать мы, переживает не жуть хорошие времена, — говорит одна с ипэшниц.

Правда, с ней соглашаются невыгодный все предприниматели, с которыми пишущий эти строки пообщались. Многие говорят, как будто новые условия, которые были приняты годок назад, надо отменить.

Тем малограмотный менее практически все места возьми рынке заняты, пустует исключительно один ряд.

ИП изо Гомеля: «Стоишь после этого, а зачем — лично не знаешь, все надеешься в что-то»

Гомельские ипэшники сделано не вспоминают про январские страшный. На придирки со стороны контролирующих органов специально не жалуются. Теперь у них горе(сть) похлеще — падение покупательского спроса.

В кругу рядами на Центральном рынке свободно. Продавцов мало, покупателей — и того не так. Но даже те, как будто пришли, по словам ипэшников, так-сяк не берут.

— Народонаселение обнищал на глазах. Во скажите, как он может сметь мое пальто за 200 рублей, буде у него зарплата 300? — задает надутый вопрос продавец, торгующий мужской верхней одеждой белорусского производства.

ИП с соседней «палатки» Алексейка один из первых получай рынке принял новые режим игры, предложенные в начале возраст, он закупается на оптовых базах в Минске. Сверху проблемы с документами без- жалуется, но покупателей вышел и у него, детскую одежду, которой спирт торгует, не хотят взять.

Ипэшница София рассказывает, что опять год назад держала наемного работника, рань нет денег, стоит на рынке самоё.

— Белорусские пальто в магазинах после 600 рублей, а мое с Москвы — 180. Только никто все равно маловыгодный берет. Накручиваю рублей 20 бери вещи, не лишше, — уверяет женщина. — Стоишь тогда, а зачем — собственной персоной не знаешь, все надеешься получи что-то.

В торговом центре «Витуся», куда почти год взад после тех затяжных январских каникул перебрались кое-кто ИП с рынка, в свою очередь пусто. Нас, принимая за покупателей, в таком случае и дело зазывают в таком случае в один, то в другого пошиба роллет, предлагая отдать то платья соответственно закупке, то полсапожки кожаные всего за 100 рублей.

Гриня торгует спортивной обувью. Рассказывает, во вкусе изменилась его жизнь за настоящий год: «Раньше я продавал 8 марево, сегодня ноль или одну. В первую очередь шел в магазин и покупал три килограмма бананов, без дальних слов ноль или один».

Нате рынках «Давыдовском» и «Прудковском», расположенных в спальных районах, покупателей поболее. Но и здесь довольных жизнью торговцев с гулькин нос. Ипэшники в один голос уверяют, сколько они торгуют по документам, да с этим до этих пор все непросто.

— В Москве оптовикам с нами неинтересно хлопотать, им плевать на наши инструкция. Приходится брать товар не далее, где он лучше, а инуде, где дают на него документы, ото этого страдает ассортимент, — рассказывает сбитенщик джинсов, не пожелавший обозвать даже своего имени. К слову, ни одна душа из ИП не разрешал себя запечатлевать, многие просили не лишать даже их товар.

«Кое-какие постоянные покупатели рассчитываются за залежь частями»

В Брестской области нате начало декабря было нате 1361 ипэшника меньше, нежели год назад. Предприниматели Бреста отмечают, словно уходящий год стал едва ли никак не самым сложным за повально время их работы, причины — акт № 222 и сокращение покупательной паренка населения.

В лучшие времена для рынке за ЦУМом в Бресте покупателей было столько, сколько между рядами приходилось ходить боком. С начала года торговые магазин заметно опустели, до конца годы «дожили» лишь самые стойкие.

«У нас торговли пропал вообще. Понимаете? Еще ни одного такого годы не было. Сейчас народ стоят неделю, вторую и удовлетворительно не продают. Очень скудно клиентов. Нет у людей денег. Зарплаты низкие, праздники приближаются и, полагать), люди отдают все на пищевые продукты питания. Поэтому у нас (тутовое полный коллапс с нашей торговлей», — рассказала купец Елена Кустус, которая торгует для рынке одеждой.

Предприниматели идут встречь клиентам и в отдельных случаях отдают мал в долг.

— Другие постоянные покупатели берут (товар. — Прим. TUT.BY) и рассчитываются частями. Водан месяц одну сумму принесут, не такой — другую. Это ни угоду кому) кого не секрет. Идеже-то с год такое поуже практикуется. Мы же самочки понимаем, что зарплаты низкие и лицо просто не может себя позволить купить какую-то нечто и рассчитаться за тетка же коммунальные услуги. Предпочтительнее чуть попозже эти деньги выцарапать, чем вообще не слупить, — пояснила ​Елена Кустус.

Ровно отметила ИП, оставшиеся ипэшники, вопреки на сложности, сворачивать начинание не спешат: «А стократ нам идти? Кому мы нужны и идеже сейчас устроиться на работу? У нас несть другого выхода. Мы вынуждены потеть над чем потому, что лучшего ничего в помине (заводе) нет».По мнению брестских предпринимателей, отшлифовать ситуацию может лишь «общенародный указ» по упрощению работы ИП, кой презентовали в начале ноября. Наряд, который разработало общественное объединение «Тенденция», предлагает ввести для ипэшников внеочередной фиксированный сбор, но дать возможность. Ant. запретить им торговать без документов соответствия качества.

Нате брестском рынке «Залив» обстановка чуть более оптимистичная. «Отставной козы барабанщик не уходит, но и сам черт не приходит. Покупателей у нас без лишних разговоров очень много ходит. Все предприниматели торгуют точно по документам», — отметила первый директор ООО «Туманность» Наталья Ильницкая.

А гляди в Барановичах рынки замерли в ожидании покупателей.

«Зарплаты дудки. На 200 рублей усильно не разгонишься. Думаешь, по образу бы стол накрыть, а отнюдь не как тряпку купить. Есть такие предприниматели уходят. У меня товарищи поехали в Москву. Довольны», — объяснил барановичский работодатель Николай Черноус.

«Покупатели прицениваются и уходят»

Получай рынках Могилева в выходные хватало покупателей, всего торговля шла не сам по себе бойко, говорили продавцы. «Превалирующая покупателей прицениваются и уходят — ходят слухи, цены не по карману. Теточка немногие, кто делает покупку, неделями решаются, торгуются, просят скидку», — отмечает Водан из ИП.

— Положим сброшу я 50 копеек то есть (т. е.) максимум — рубль, разве покупка крупная, но сие очень редко. И так на честном слове в ноль выхожу. А населять на что? — порывисто говорит продавец.

По словам женская половина человечества, все проблемы предприниматели давно еще озвучили и объяснили, почему повеление № 222 не работает. «Не более без толку», — разводит руками девушка.

— Все это завершенно для того, чтобы мы мало-: неграмотный мешали сетевикам. На толкучка люди ведь шли из-вслед за низких цен, а нас лишили сего главного преимущества. Качество-то вещей у нас и сетевиков одинаковое. Не мудрствуя лукаво у нас в стране законы принимают люд, которые не знают, который такое жить и детей поднимать на 300 рублей в месячишко, — сокрушается продавец.

Читайте в свою очередь:

В Беларуси могут появиться производство-омбудсмены, которые будут защищать ипэшников

Минэкономики хочет рассверлить перечень видов деятельности, для которых малограмотный нужно будет ИП

«Куда-нибудь уходят люди из ИП? Получи шею государства!»

Гнездо

Оставить комментарий

Ваш email нигде не будет показанОбязательные для заполнения поля помечены *

*