Мнение. Почему о «трудной жизни» безработным нужно говорить с чиновником, а не с психоаналитиком

Хозяйка себе удивляюсь: что ж ми этот декрет о тунеядцах покоя безлюдный (=малолюдный) дает. У меня-в таком случае с работой, равно как и с желанием сидеть за работой, проблем не было покамест со времен университета. А абсурдность вокруг этого документа кончено никак не уменьшается, поддай жару, наоборот.


Ольга Антипенко, редактор BBSB.BY

Всего мы немного свыклись с самим фактом существования сего декрета, как его решили прокорректировать. Конечно, с благами намерениями. В кабинетах и властных коридорах был услышан напев народа: иногда бывает что и довольный бы работать, но обстановка… Вот тут и появилось посреди прочих новшеств такое понятие, в качестве кого освобождение от уплаты сбора получай финансирование госраходов тех, кто такой оказался в «трудной жизненной ситуации».

Смыслить с тем, какая ситуация для того неработающего трудная, а какая — в) такой степени, мелочи жизни, доверили местным органам начальник. Конкретный механизм еще прорабатывается, да понятно одно: четких критериев «трудной жизни» в законодательных актах безлюдный (=малолюдный) будет.

Зато вопросы поуже есть. Например, не приведет ли истолковывание расплывчатой формулировки «объективное фактор (совокупность обстоятельств), не зависящее с гражданина, которое он приставки не- может преодолеть за факторинг имеющихся возможностей» к коррупции в тех самых местных органах руководство? Уж простите, но я маловыгодный уверена, что прибавка к жалованию в виде каких-нибудь 100 рублей сохранит непредубежденность и беспристрастность в оценке сих обстоятельств. Почему? Да при всем желании угодить моим критикам бы потому, что по (по грибы) все последние годы соревнование с коррупцией не мешает этой проблеме овладевать 9 место среди 22 барьеров возьми пути развития бизнеса. А по сию пору эти бесконечные новости о задержанных ради взятки и злоупотребление служебным положением? Ми как обывателю это говорит недвусмысленно: берут и дают — для разных уровнях, разные деньги за решение разных вопросов.

Распоряжение предписывает разбираться в трудных жизненных обстоятельствах «местным Советам депутатов иначе говоря по их поручению местным исполнительным и распорядительным органам». И разве в исполкоме, как правило, работают семя «не с улицы», ведь избраться в депутаты получи местах по закону может около любой 18-летний житель страны. Мало-: неграмотный хочу никого обидеть, хотя, согласитесь, наивно полагать, что в этом случае все на свете народные избранники будут обладать должным опытом, затем чтоб оценить, насколько трудны обстоятельства жизни Иванова-Петрова-Сидорова.

Неявка четких критериев на деле все на свете сводит к пресловутому человеческому фактору. Сиречь оценивать? Почему-то сразу как помню сцена явления Остапа Бендера к председателю исполкома перед видом сына героя лейтенанта Шмидта. Ужак слишком большую роль начинают пиликать актерские склонности и способность «подвигнуть на жалость». Вотан способен свои мелкие проблемы поднести как вселенскую катастрофу, а не тот и о нечеловеческой беде довольно говорить, как о чем-в таком случае обычном.

Ну и разве что уж совсем по-честному: самоё идея того, что человек потребно обсуждать свои жизненные трудности в чиновничьем кабинете, если угодно мне несколько странной и нет слов многом унизительной. Для сего есть врачи, психологи, социальные рабочая сила, психологи и психоаналитики, но контия никак не клерки в костюмах в исполкоме. Чай многие обстоятельства могут иметь здорово личный характер и те, который с ними столкнулись вовсе неважный (=маловажный) хотят, чтобы они стали достоянием общественности. Идеже прописаны нормы, по которым сообщения, рассказанные просителями, будут надежно защищены с посторонних?

И самое важное: кто такой подумал о тех жизненных ситуациях, о которых по отношению ко всему не хочется говорить с посторонними? Во вам история: женщина из обычного белорусского райцентра, которая следовать три года до пенсии узнала, точно у нее рак груди. Уволилась, уехала в Менеск к детям, спасала себя. Обследования, гешефт, химиотерапия… Какую-то выпуск этого «закрыл» стационарный, затем вернулась домой — пошла в биржу труда. Работы кто в отсутствии — мало кто хочет подхватывать завтрашнюю пенсионерку. И вряд ли который захочет взять ее в работу в этом году. Да что ты оно ей и неважный (=маловажный) надо! Проработала всю жизнь, зарплаты мужа и детей отбою нет, врачи говорят про риски ремиссии… Так по закону симпатия будет тунеядкой. А чтобы безвыгодный платить — поди в исполком или к депутату и расскажи, (языко тебе трудно и почему твоя милость на самом деле неважный (=маловажный) работаешь. Вот только приставки не- хочет она, чтобы о ее болезни судачили в городке получи каждом перекрестке и смотрели вослед со вздохом «ахти, такую болезнь пережила». И имеет возьми это право!

И таких ситуаций, буровить о которых в чиновничьем кабинете не бесконечно приятно, может быть очень (вагон. Неужели люди, которые писали оный документ, не подумали, что угоду кому) кого-то может быть западло рассказывать посторонним про какие-ведь свои болезни, ребенка-инвалида, больную матунька или отца…  Может ли быть государство может исполнять свою социальную функцию только лишь после вот таких исповедей?

Отзыв автора может на совпадать с позицией редакции.

Гиппокрена

Оставить комментарий

Ваш email нигде не будет показанОбязательные для заполнения поля помечены *

*