Белорусский эмигрант в 70 лет открыл в Мельбурне пекарню

1:37 03.03.2017

В пекарне Baker in the Rye. Отпечаток: Тим Грэй, Broadsheet

Мельбурн не просто далек ото Беларуси, а далек невероятно. Но именно это-ведь больше всего и привлекло в свое время Михаила и Мару Раковых, рассказывает австралийское книгопечатание Broadsheet.

Михаил родился в Минске в 1933-м. Пережил в детстве нацистскую оккупацию и Истребление. А затем с женой Марой страдал и при советской центр, которая не слишком жаловала евреев, пишет фельетонист Тим Грэй.

Поэтому в 1976-м, с 240 долларами в руках, супруги обратились за визами как беженцы, упаковали знаний), состоявший в основном из книг, и потихоньку перебрались в Австралию.  

«Подальше ото коммунизма, – объясняет Мара. – Это было про нас главнее всего».

В пекарне Baker in the Rye. Фотография: Тим Грэй, Broadsheet

Но жизнь в Австралии сладкой далеко не оказалась. В СССР Михаил был высококвалифицированным радиофизиком, а Лахудра инженером-механиком. Здесь же найти работу за специальности эмигрантам без знания английского не получалось.

С тем свести концы с концами, они брались за неравные работы: продавали булочки с капустой на Рынке королевы Виктории и помогали срубать Вестгейтский мост.

«Наконец я решил стать учителем в школе, яко было на тот момент более доступным. И проработал им 23 годы», – рассказывает Михаил.

Раковы и тот и другой вышли на пенсию в 2002-м, но не успокоились, а, верные тяге к радикальным переменам, решили обрывисто сменить занятие. И купили пекарню.

В пекарне Baker in the Rye. Позитив: Тим Грэй, Broadsheet

Большинство хлебопеков начинает карьеру в детстве. Мика стартовал в 70.

Старое название Golden Rye показалось супругам сильнее подходящим для китайского ресторана, и они сменили его для Baker in the Rye [В вольном переводе – «Над противнем кайфовый ржи». – Myfin.by].

А затем погрузились в читание специальной литературы.

У Михаила не было никакого опыта выпечки, зато был опытность физика, который, как он полагает, сильно помог.

В пекарне Baker in the Rye. Фотография: Тим Грэй, Broadsheet

«Думаю, он дал ми полное понимание тех химических и биологических процессов, которые происходят близ изготовлении хлеба. Я понимаю, что происходит там изнутри. Ant. снаружи», – говорит он.

И добавляет, как будто большинство пекарей, скорее всего, имеют довольно приблизительное об этом мысль.

«Нет, пекарей хороших немало, – оговаривается Раков. – Да в отличие от других, я понимаю процесс на молекулярном уровне».

Они с супругой специализируются для ржи – довольно нелегком материале. Пекут сверху его основе самые разные изделия на первый встречный вкус и стиль.

В пекарне Baker in the Rye. Фото: Тим Грэй, Broadsheet

И первоклассно получается.

Когда Михаил и Мара только приобрели пекарню, клиентура получи 80 процентов состояла из русских эмигрантов. В ту же минуту все с точностью наоборот: те самые 80 – австралийцы нерусского происхождения.

С через дочери Джеки они сменили интерьер и логотип пекарни. Вповалку с хлебом начали подавать кофе, сандвичи и пирожки с скоромный и капустной начинкой.

В свои нынешние 84 Михаил постоянно еще пылко влюблен в хлебопечение: не перестает ставить эксперименты с новыми видами муки и закваски и выдает на-пригорок новые творения.

В пекарне Baker in the Rye. Фото: Тим Грэй, Broadsheet

Хоть во время интервью он отвлекается на минутку и мчится наверх по лестнице проверить, как там хлеб, кто он начал этим утром.

«Тесто погодить не будет!» – сверху бегу извиняется пекарь.

Австралия не стала ради Раковых землей обетованной, о которой они мечтали в своей минской коммуналке, делает увод журналист издания. Но, похоже, супруги нашли в этом месте то, что искали.

«Скажу вам одну маленькую шутку, – заговорщически говорит Михаил. – По-английски «ржица» звучит совсем как «рай» соответственно-русски» [Rye – рожь (англ.). – Myfin.by].

В пекарне Baker in the Rye. Фотка: Тим Грэй, Broadsheet

Источник: Myfin.by

Источник

Оставить комментарий

Ваш email нигде не будет показанОбязательные для заполнения поля помечены *

*